Матрица организации и эволюция стратегии: теория изменения (окончание)

Эволюция организаций всех типов происходит через формирование и реформирование коалиций. Размер эволюционной трансформации определяется размером коалиций, вовлеченных в изменение. Автор статьи проводит разграничение между ролями лиц, принимающих стратегические решения.

Робин Мэтьюз
Матрица организации и эволюция стратегии: теория изменения
“Экономические стратегии”, №7-2004

Робин Мэтьюз — президент Международной лиги стратегического управления оценки и учета,
профессор Центра международного бизнеса Школы бизнеса Кингстонского университета, Московской
высшей школы социальных и экономических наук; академический директор программы MBA Кингстонского
университета при Академии народного хозяйства; член редакционного совета журнала «Экономические
стратегии». Перевод с английского Г.В. Москаленко.

Продолжение. Начало в №5-6/2004.

Граница возможности

Теперь можно понять, как организации – большие и маленькие, общественные и частные, прибыльные и неприбыльные – эволюционируют. В этом и заключается общая теория изменения организаций – изменений от микро- до макроуровня.

Далее мы объясним:

a. как организации стремятся к крайнему значению вероятности;
b. почему крайние значения вероятности являются (хаотическим) аттрактором;
c. почему эволюция происходит при крайних значениях вероятности.

Прежде чем приступить к аргументации, рассмотрим границу вероятности, представленную на рисунке 1.

Рисунок 1. Границы возможности

Таблица 1. Граница вероятности и размер коалиции

В модели показано, что организации (всех видов) стремятся к границе, за которой изменение осуществляется непрерывно и может иметь любые масштабы, но незначительные изменения более вероятны, чем изменения большого масштаба. Другими словами, мы живем в состоянии перманентной эволюции.

Установив в предыдущем разделе, что грамматика предотвращает блуждание по всему пространству решений, предположим на некоторое время, что решения случайно распределены, и сделаем следующее:

1) рассмотрим формирование коалиций в матрице организации;
2) затем рассмотрим распад (реформирование) коалиций.

Так мы осуществим (и на том завершим) анализ эволюции как процесса формирования и реформирования коалиций.

 

Вероятностная модель внутренней динамики (самоадаптация)

1. Формирование коалиций

Допустим, что каждая элементарная коалиция – событие равновероятное. Следовательно, вероятность любой коалиции (на любом иерархическом уровне) – это произведение вероятностей элементарных коалиций, которые она содержит. Так как коалиции более высокого уровня содержат больше элементарных коалиций, чем коалиции более низкого уровня, их образование менее вероятно. Итак, в общем, имеется обратное соотношение между размером коалиции и вероятностью того, что она образуется.

Это действительно очень важный результат. Он означает, что организации стремятся, или самоадаптируются, к границе вероятности (аттрактору), где малые коалиции высоко вероятны, а большие изменения менее вероятны, когда мы поднимаемся по иерархическим уровням матрицы организации.

Можно описать ситуацию более формально. Любую коалицию можно представить как собрание (объединение) субкоалиций или, что то же самое, как собрание (объединение) f фундаментальных (или элементарных) видов деятельности Например, бизнес-единица – это ансамбль первичных и вторичных видов деятельности, которые являются коалициями внутри функциональных зон команд людей и т. д.

Назовем вероятность коалиции на любом уровне (содержащем f фундаментальных видов деятельности), тогда , где N есть общее количество видов деятельности в матрице организации).

Таким образом, мы имеем биномиальное распределение из N видов деятельности, бинарный выбор для каждого вида деятельности и специалиста, принимающего решения , чтобы сформировать долю коалиции (q) или не делать этого (1-q), конечно, с q = 1/2, если каждый элементарный вид деятельности (или элементарная коалиция) является равновероятным. Имеются N элементарных видов деятельности в матрице организации (на M-уровнях), вероятность коалиции cf, формирующейся и состоящей из точно f фундаментальных видов деятельности:

Очевидно, что вероятность случая коалиции размера f убывает, когда f, размер коалиции, увеличивается. Альтернативно (I) можно записать:

2. Формирование и реформирование коалиций

На рисунке 2 и в уравнении II выражена вероятность того, что фундаментальный вид деятельности сформирует часть коалиции. Уравнение является примером биномиального распределения, связанного с бинарным выбором (1, 0), – формировать часть коалиции или нет, выражая проблему на языке биномиального распределения. Альтернативно мы можем думать о вероятности выхода (элементарной коалиции) из коалиции сразу после ее создания. Граница вероятности, выраженная как вероятность выхода из коалиции сразу после ее образования – это отрицательное биномиальное распределение.

Рисунок 2. Границы возможности

Рисунок 3. Изменения в коалициях

Если мы обозначим вероятность полного распада коалиции (СK) размера K (содержащего K элементарных коалиций), мы получим выражение, которое представляет отрицательное биномиальное распределение:

На рисунке 3 показано, что когда формируется коалиция размера f, малые изменения более вероятны, чем большие. Малые изменения в коалициях в матрице организации вероятны: большие изменения не вероятны. Другими словами, дезинтеграция целой организации менее вероятна, чем дезинтеграция ее части.

Уравнения (II) и (III) и графики на рисунках 2 и 3 отражают характер эволюции организаций в матрице организации. Они выражают обратное соотношение между размером изменения коалиции (т.е. либо формирования коалиции размера m, либо полного разрушения коалиции данного размера m) и вероятностью случающегося изменения.

3.Катастрофа возможна

Граница возможности является фундаментальным понятием для осмысления эволюции организации на всех уровнях матрицы организации. Мы подчеркиваем идею: эволюция организаций (всех типов) происходит через формирование и реформирование коалиций. Размер эволюционного изменения определяется размером коалиций, вовлеченных в изменение. Оно может встречаться на таком микроскопическом уровне, что проходит не замеченным всеми, кроме того малого, на которое оно воздействует. И в то же время оно может влиять на структуру коалиции на таком высоком уровне матрицы организации, что подобное воздействие может стать катаклизмом.

4. Граница возможности – хаотический аттрактор

Фундаментальные уравнения (II) и (III) выражают идею, что коалиции организаций стремятся к самоорганизованному состоянию: границе вероятности, которая действует как аттрактор. Она является хаотическим аттрактором в том смысле, что чувствительна к первоначальным условиям (ЧЗПУ).

Траектория изменения в значительной степени зависит от малых деталей первоначального возмущения. Некоторые возмущения ограничены. Другие распространяются по всей матрице. В 1749 году изменение было насильственным, но ограниченным, в 1789 году – насильственным, но обширным. Некоторые возмущения приводят к революциям, свержению целых систем, другие являются достаточно серьезными, но не получают развития. Большие катаклизмы, ведущие к апокалипсису, маловероятны, но имеют отнюдь не нулевую вероятность.

Поэтому фундаментальные уравнения справедливы для многих примеров изменения: от изменения, ограниченного элементарными уровнями, до изменения, которое передается по всей матрице организации, вплоть до самого высокого организационного уровня, или даже включая всю экономику или глобальную систему. Они справедливы для состояния прерывистого равновесия, долгих периодов кажущейся стабильности, за которыми следует внезапная трансформация, а также для ситуации качественного эволюционного изменения и появления нового. Ограничение, накладываемое на изменения, является долгосрочным вероятностным соотношением между размером изменения и частотой изменения. Уравнения (II) и (III) являются точной копией выражений самоупорядоченной критичности в физических системах. Они лежат в основе гипотезы о многих динамических взаимодействующих системах реального мира; такие системы часто показывают характерные примеры поведения: при многих общих условиях они самоорганизуются в состояние со сложной, но достаточно общей структурой, представляемой в этом случае фундаментальными уравнениями.

 

Идентификация и реализация потенциала

1. Понимание в метамодели

Уравнения (III) и (IV) (см. “ЭС” № 5-6) связывают две различные области: реализованное (R)-пространство и потенциальное (P)-пространство. Они представляют два измерения бытия. Имеется много уровней бытия: онтология этой статьи фокусируется только на трех. Реализованные прибыли проявляются в чувственном мире (R). Они соответствуют миру ощущений или обычным уровням бытия: Dasein (сущее) Хайдеггера. Потенциальное (P)- пространство представляет набор возможностей (которые могут быть предоставлены имеющимися знаниями). Потенциальные прибыли, существующие в точке во времени, должны быть реализованы в (P)-пространстве.

Новые возможности возникают из третьей области, которую мы назовем воображаемым (мнимым) доменом (П), доменом творческого воображения. Поиск в пространстве (P) похож на эксплуатацию существующего потенциала в том смысле, что считается возможным: поиск воображаемой области (П) похож на исследование (дальнюю разведку). Рисунок 4 иллюстрирует три области, но следует подчеркнуть, что область (П) безгранична.

Рисунок 4. Соотношение между (R), (P) и (П) и стратегические траектории T1 и T2

Таблица 2. Граница возможности и изменение размера коалиций

Траектории T1 и T2 могут соответствовать эксплуатации и исследованию соответственно.

2. Психостатическая стратегия и конкурентное преимущество

Собираясь войти в комнату, мы не говорим себе: “сейчас я должен повернуть ручку, толкнуть дверь и сделать шаг…” Если дверь открывается, мы просто делаем это не задумываясь. Я полагаю, что многие стратегии реализуются таким же образом. Грамматика действует подобно программированию агентов, принимающих решения. Даже если что-то происходит неправильно (дверь не открывается), то достаточно скоро в свои права вступает перепрограммирование: грамматика “подсказывает” взломать дверь. Грамматика достаточно богата, чтобы учесть случайности. Предустановленные нормы и методы интерпретации редко не вызывают вопросов. Грамматика эволюционирует, но изменения главной парадигмы редки.

Психостатическая стратегия следует эволюционным путем, но программируется грамматикой и внешней динамикой. Таблица 3 иллюстрирует процесс поиска конкурентного преимущества как программируемый дарвиновский процесс. Если мы рассматриваем его как часть общего рассуждения, в котором ответственность перед партнерами является единственной ответственностью организаций, то в нем схвачена сущность текущей корпоративной стратегии. Заметьте, что эксплуатация, упомянутая выше, является частью того же самого рассуждения.

Таблица 3. Дарвиновская эволюция, управляемая психостатическими процессами

3. Воображаемая галерея

Мы могли бы точно провести различие между ролями лиц, принимающих стратегические решения. Ранее мы называли три такие роли: идентификация прибылей, формирование коалиций и создание связей. Эти роли имеют отношение к реализации потенциала. Возникает вопрос относительно источника потенциала. Открытие нового потенциала (воображение) – четвертая роль в ряду перечисленных.

Виды деятельности и прибыли существуют на различных уровнях бытия. Ситуацию можно представить как воображаемую галерею. Все, что может существовать, в галерее уже есть: назовем эту область (П). Но в галерее, т.е. в (П) спрятанные сокровища появляются в сознании, только когда посетители двигаются – поодиночке или группами (коалициями) – из комнаты в комнату. Чтобы отличить (П), мы обозначим как (R) реализованное множество, элементы которого наблюдаются как объекты или о которых помнят из прошлого. У посетителей в галерее имеются также знания, почерпнутые из руководств, умозрительных представлений и накопленного опыта постижения того, что находится в соседних комнатах. Мы назовем эту потенциальную область (P): она не реализована, однако посетители осознают ее. Она осуществима в том смысле, что ее можно реализовать.

Эти три (онтологические) пространства, или уровня бытия имеют очень разные свойства и сами по себе представляют предмет для обсуждения. Например, (R) подчиняется правилам пространства и времени: никакие два объекта не могут занимать одно и то же место в одно и то же время, процессы имеют место во времени и т. д. (P) очень отличается: например, альтернативы могут существовать в одно и то же время. Пока (P) не реализовано, оно вероятностно или ожидаемо по природе. (П) представляет мистическую область.

4. Энниаграмма

Принятие стратегических решений состоит из ряда шагов: a) формирование взгляда (предвидение), b) распознавание альтернатив и c) рассмотрение их пригодности по отношению к конкурентам и к бизнес-окружению, d) совершение выбора, e) осуществление стратегии и f) постоянное отслеживание (контролирование) стратегии. Стратегический процесс показан на рисунке 5 как энниаграмма.
Энниаграмма стратегии обсуждалась в более ранних статьях в журнале “Экономические стратегии”. Ее объяснение можно продолжить. Энниаграмма – это вид мандалы, основанный на числовых системах, опирающихся на три числа: 3, 7 и золотое среднее (или золотое) сечение Y. Энниаграмма не может быть понята исключительно с помощью рациональных терминов, однако ее можно – в ограниченной степени – выразить в рациональных терминах. Она должна рассматриваться как содержащая методологию для проникновения в воображаемую галерею. Неизменной задачей человеческого бытия является перемещение из (П) в (R). Краткая интерпретация, в соответствии с позицией моих учителей, состоит в следующем.

Если мы выразим первые два числа (3 и 7) на языке единицы (или целого, 1), то получим

(i) 1/3 = 0,333… и числа, кратные 1/3, 1/6 = 0,6666… и 1/9 = 0,9999.., которые создают стратегический (закрытый) треугольник.
(ii) 1/7 дается рядом 0,14285714285…, 2/7 рядом 0,2857142857.., …. и т. д., вплоть до 6/7 = 0,8571428571……
Первые два числа точно устанавливаются энниаграммой, которая делит круг на девять равных частей. Числа 3 и 7 комбинируются, связывая анализ и процесс.
(iii) = 1,6180339….. (или (5+1)/2) занимает уникальную позицию. Линии 8, 2 и 7, 1 делят друг друга в точности в пропорции золотого сечения (или обратного ему числа). Это сечение формирует вершину внутренней 7-сторонней фигуры.

Стратегический процесс, описываемый энниаграммой, имеет место на всех уровнях бытия, включая (R), (P) и (П). Правая сторона энниаграммы – открытый треугольник, составленный f рядом 1, 4, 2 – может соответствовать потенциалу (P); левая сторона открытого треугольника – ряд 8, 5, 7 – соответствует реализации (R) потенциала. Иначе говоря, процесс описывает планирование из (П) в (P).

5. Энниаграмма описывает психокинетические процессы

Рисунок 5. Энниаграмма стратегии

Два незаконченных треугольника 4, 2, 8, 5 и 5, 7, 1, 4 могут находиться в пространстве поиска (П) (воображаемая галерея) и выбора (или желания). Первый треугольник (4, 2, 8, 5) является процессом самоадаптации, в котором соответствие оценивается в сравнении с возможностями в пространстве поиска. Второй открытый треугольник (5, 7, 1, 4) связан с реализацией предвидения. Процессы, описанные двумя открытыми треугольниками, которые составляют внутреннюю динамику, связаны золотым сечением Y. Здесь мы имеем не только эволюционный, но психокинетический процесс или то, что может быть названо “сознательной стратегией”. Альтернативно треугольники могут находиться в (R) и (P) – в этом случае мы имеем психостатические решения, целиком программируемые грамматикой.

Читатели могут заметить, что в версии энниаграммы, интерпретированной русскими учеными в журнале “Экономические стратегии”, 8 и 1 связаны. Эта версия отличается от более ранних версий. Я поначалу рассматривал эту инновацию как ошибку, но мои учителя информировали меня, что эта инновация правильна: приспособление должно быть связано с предвидением и творческим воображением.

Заключительные замечания

Критичность грамматики и граница возможности

Подытоживая, можно сказать, что граница вероятности определяется как самоупорядоченное состояние, к которому стремятся все коалиции. Состояние таково, что существует обратное соотношение между размером изменений коалиции и вероятностью такого события.

Уравнения (II) и (III) устанавливают, что организации находятся в состоянии перманентной эволюции. Изменение происходит непрерывно. Но непрерывность изменения относится к постоянству изменения самого по себе (коалиции будут реформироваться, перегруппировываться), а не к размеру изменения. Изменение происходит в форме коэволюции, вызывая как увеличение соответствия, способности некоторых видов деятельности выживать и воспроизводиться рекомбинацией с другими видами деятельности, так и уничтожение отдельных видов деятельности.

В последующих статьях я более полно объясню, как организационная грамматика и фрактальная структура матрицы организации, взаимодействуя, превращают самоупорядоченное состояние в критическое, являющееся состоянием, при котором возмущения распространяются по системе. Забегая вперед, можно сделать некоторые комментарии. Мы живем в состоянии перманентной эволюции, никогда не зная, каков будет масштаб следующего изменения. Общество, удерживаемое в единстве наружным слоем грамматики, пребывает в состоянии постоянного вскрытия противоречий. Чтобы уяснить, почему критическое состояние становится возможным, как изменения могут передаваться по матрице организации, мы должны понять, как организационная грамматика и фрактальная структура матрицы организации, взаимодействуя, предоставляют внутренней динамике различные временные рамки благодаря внешней динамике: воздействия на коалиции извне (внешняя динамика) осуществляются за более короткое время, чем ответы внутри коалиции (внутренняя динамика).

Грамматика определяет выбор коалиции, решения поменять коалицию и передачу изменений по структуре коалиции (т.е. степень передачи и распространения изменения). Она вносит стабильность в коалиции и структуры коалиций, действуя, таким образом, как сила инерции.

Кроме того, система независимости и взаимозависимости повторяется на иерархических уровнях матрицы организации как мотив внутри себе подобного мотива, давая фрактальную структуру.

Фрактальная структура матрицы организации вместе с организационной грамматикой, замедленные внутренние ответы на изменения извне позволяют воздействиям постепенно создавать то, из-за чего в результате изменение в коалиции так драматично. Изменение передается по всей коалиции. Если рассмотреть систему коалиций в обществе, то можно обнаружить изменения такого масштаба, как крах основных фирм отраслей промышленности, наций или целых систем.

Единственное предположение, сделанное в этой статье, – это то, что изучение и практика бизнеса и бизнес-образование (обучение) будут все более и более междисциплинарными, использующими оптимизирующие техники и алгоритмы поиска, заимствованные из других наук. Из этой гипотезы вытекают интересные философские вопросы. Если большая часть менеджмента занимается программируемыми (по крайней мере, в принципе) алгоритмами поиска, то в какой степени принятие решений можно рассматривать как сознательную деятельность? И какие характеристики определяют набор проблем, которые не вычисляемы (не поддаются обработке при помощи компьютера) и не программируемы?

Идея бизнес-решений как запрограммированных ответов на внешние воздействия совпадает с результатами постмодернистских размышлений [1]. Капиталистический цикл бизнеса, начинающийся в фазах выше и ниже изобилия, рациональная пере- и недооценка активов, по общему согласию, видятся как запрограммированные при принятии решений и в значительной степени неизбежные.

Понятие программирования явно связано с центральным аргументом функционализма, доминирующей школы науки познания. Согласно воззрениям ее представителей, есть только один центр сознания (понимания) – мозг. Он напоминает компьютер в процессе вычислений. То, что имеет значение, – это система причинных отношений между его содержимым, возбуждением нейронов и уровнями напряжения (вольтажа). Компьютерная программа снабжает совершенную модель функциональной организацией мозга. Согласно упрощенной схеме функционализма, Strong AI (сильный искусственный интеллект), ум (память) является компьютерной программой, имплантированной в мозг. То, что люди называют сознанием, является просто состоянием программы мозга. Философы, настроенные оппозиционно по отношению к экстремальным функционалистам, соглашаются с тем, что сознание базируется на материале мозга. Но в то же время, в отличие от экстремальных функционалистов, они отрицают Strong AI (сильный искусственный интеллект) и акцентирование осознания опыта [2]. В известной степени это напоминает мистический подход, но современный философский взгляд на сознание ограничен чувственными свойствами ментальных состояний (qualia – “качеств”): головная боль, удовольствие при выигрыше приза.

Мистицизм дополнительно предостерегает:

a) центры сознания не ограничиваются мозгом;
b) есть много уровней бытия;
c) уровни бытия взаимосвязаны друг с другом;
d) возможна эволюция сознания в форме путешествия на различные уровни бытия.

Необходимо осознать: стратегические решения в организациях, нациях и институтах имеют последствия для других в мире, в котором все становится более взаимосвязанным. Окружающая среда – это часть иерархии бытия самого по себе, а не нечто инертное, пригодное лишь для эксплуатации. Вполне резонно утверждение, что многие крайности современного бизнеса и, возможно, стратегия наций являются следствием несознательности, а не злой воли. Капитализм обладает огромными возможностями для роста и технологического прогресса. Проблема состоит в том, чтобы им не противоречило создание достаточного спроса. Огромные затраты на маркетинг и рекламу имеют целью производство потребностей, которое осуществляется с той же скоростью, что и производство продукции, и основано на стимуляции стремления обладать и либидо. Необходимо новое понимание. Возможно, эта работа ученых, которые сотрудничают с журналом “Экономические стратегии”, внесет вклад в решение данной проблемы.


Литература

1. Cooper R. & Burrell G. Modernism, postmodernism and organizational analysis: an introduction. Organization Studies, 9/1. 1988. P. 91-112.
2. Searle, J. The Mystery of Consciousness. Granta Publications. London, 1997.